Принц Гарри ловит свою карму в образе Меган Маркл? Тот ли он милашка, за которого себя выдает? Может Меган вообще-жертва?

Сцена на балконе окончательно все прояснила. Вся семья стоит на балконе, наблюдает за полетом ВВС, в момент звучания национального гимна Меган Маркл поверачивается к своему мужу принцу Гарри, показывая спину Королеве и всем подданным…  он даже не улыбнулся ей, а просто пробормотал, по словам читателей по губам, «Повернись! (turn around)».

Герцогиня выглядела совершенно раздавленной. Если это правда, что принц Филипп предупредил своего внука Гарри — “никто не женится на актрисах”, как сообщалось на этой неделе, то этот краткий «обмен любезностями» доказывает, что он и остальная королевская семья должны быть чертовски рады, что он это сделал. Наверное только благодаря каким-никаким актерским способностям Меган не разрыдалась перед всем миром.

По-моему, Гарри уже давно не выглядит счастливым. Даже в день свадьбы обычно жизнерадостный Принц имел странно недовольное и нахмуренное лицо. Когда их с Меган видели вместе в преддверии рождения сына Арчи, их привязанность и игривость, казалось, исчезли. Он почти никогда не встречался с ней взглядом. Кажется, в компании жены Гарри перестал улыбаться.

Что-то случилось, что растворило их близость, но вопрос в том … что?

Королевские наблюдатели, конечно, выдвинули десятки теорий. Меган-голддигерша, альпинистка на социальной лестнице. Кейт и Уилл сходят с ума от зависти к популярности новой пары. Королева думает, что Меган берет на себя слишком много, чем позволяет ее нынешний статус. Ее сотрудники ненавидят ее. Принц Филипп считает  заурядной.

Но что, если проблема не в «ужасной» Меган? Что, если проблема в Гарри?

Принц, сколько мы его знаем, в сознании публики играл роль милого негодяя: взъерошенные рыжие волосы, нахальные веснушки, застенчивые улыбки и доброе сердце его матери. Мы падаем в обморок, когда он наклоняется, чтобы обратиться к маленьким детям или обнимает пожилых дам. Мы восхищаемся его храбрыми подвигами в качестве пилота вертолета в Афганистане. Мы с нежностью вспоминаем его мальчишеские забавы — юношеские игры в стриптиз на вечеринках, вереницу подружек, и даже выходка с нацистской униформой была прощена…

Но что, если мы ошибаемся?

Гарри вырос в совершенно неестественном мире, который представляет собой причудливую смесь экстраординарных привилегий и удушающих ограничений. Широко распространено мнение, что его мать, принцесса Диана, пыталась дать ему некоторое подобие нормального воспитания, но факт в том, что она умерла, когда ему было 12 лет.

Никто из нас не может по-настоящему понять, каково это — вырасти одним из самых известных людей на планете, преследуемым долгом и взвешенным ожиданием, с социальным набором, состоящим из вереницы богатых бездельников, которые никогда не работали в своей жизни, воспитанный человеком, который однажды сказал своей любовнице, что «хочет быть ее тампоном».

Все вышеперечисленное вряд ли дало бы ему ресурсы быть полноценным, поддерживающим и нормальным мужем и партнером.

И, возможно, его очевидное страдание исходит из того, что Меган ожидает от него нормальности, которую он совершенно не готов дать. Но нет, она хочет больше славы:  она просто раскусила слабость Гарри и играет на этом.

Поскольку он не знает никакой другой жизни, кроме той странной, которую вел до сих пор, ему не понять, какой страх по идее должна испытывать Меган, стараясь вписаться в жизнь самой почитаемой королевской семьи в мире. (Хотя, по мне ММ полностью осознает и даже не пытаться соответствовать королевским стандартам)

Как он может показать ей рутину своего утонченного, совершенно непонятного существования, когда он не понимает, что нормально, а что нет?

Откуда ему знать, как быть просто отцом и папой, когда он, в конечном счете, происходит из длинной цепочки людей, чей приоритет быть не с семьями, а служить Короне.

Представьте, насколько странным все это должно казаться калифорнийской девушке, которая когда-то немного выступала по телевизору и вела блог образа жизни, а теперь борется с воспитанием своего ребенка внутри всего этого. И я не могу представить, что у Гарри есть какие-либо инструменты, чтобы сгладить ее переход.

Я не говорю, что это его вина. Бедняга не выбирал этот мир, и довольно ясно, что большую часть времени он предпочел бы это изменить. И он, вероятно, делает все возможное, чтобы смягчить вступление своей жены в семью. Помните, у Уильяма и Кейт это заняло долгих 10 лет. Наследник престола сразу предупредил девушку, что будет тяжело: это и насмешки друзей, бесконечный протокол, строжайшие рамки, умение держать себя на шаг позади, осознавать и принимать свою НЕ лидирующую роль (на публике), страх публичный выступлений и то, что твое имя имя, имя членов твоей семьи теперь не будет сходить с первых полос.

У Меган не было 10 лет, у нее и 2-х то не было — она с первой космической скоростью приближается к 40 годам, когда красота постепенно уходит, а запас яйцеклеток (уж, простите за прямоту) уменьшается в геометрической прогрессии. Все это вышло на первый план и не позволило понять, куда она собиралась попасть. Это не только стояние на балконе (мы сами в этом убедились), смена дорогих шмоток, побрякушек и перелеты на джетах… Все-таки Меган застряла в своем детском понимании термина «Принцесса», а королевская семья слишком строга, жестока и не терпит слабостей. Поэтому Гарри не понять нынешних страданий своей жены, потому что для него все это «нормально» и «естественно».

Я предполагаю, что при первых признаках борьбы с Меган он полностью закрылся или вызвал на помощь ассистента, чтобы попытаться разобраться. И мне кажется, что дальше будет только грустнее и печальнее…

Добавить комментарий

Top