Ложь Меган Маркл бесконечна или деменция герцогини Сассекса.

Ложь Меган Маркл бесконечна или деменция герцогини Сассекса.

«Воспоминания могут разниться», или как Меган пришлось признаться в собственной лжи!

Меган Маркл пришлось извиниться в этот вторник перед Апелляционным судом за то, что она не вспомнила, как дала разрешение своему личному секретарю поделиться некоторой информацией с авторами биографии «Обретение свободы», которую написал Омид Скоби и Каролин Дюран. Герцогиня Сассекская,  ранее всячески отрицавшая сотрудничество с Каролин Дюран и Омидом Скоби, сказала суду, что «забыла» сообщить секретарю, какие сведения могут быть раскрыты.

Что же сподвигло Меган на извинения? Свидетельские показания того самого секретаря. Честно, я с осторожностью относилась к Джейсону Кнауфу. Он слишком быстро вступил в команду Сассекских, его связывает дружба с Маркусом Андерсоном, который способствовал сближению Гарри с Меган.

Вчера выяснилось, что миссис Маркл отправила по электронной почте Джейсону подробную записку от 10 декабря 2018 года, в которой содержались «полезные напоминания» о семье ее отца и матери, а также ее версия инцидента с Королевой при выборе свадебной тиары.

Вот, что сообщил мистер Кнауф вчера на суде: «Книга несколько раз обсуждалась непосредственно с герцогиней, как лично, так  и по электронной почте. Герцог и Герцогиня разрешили конкретное сотрудничество в письменной форме в декабре 2018 году». В ответ Меган в письменном заявлении сообщила судьям: «В свете информации и документов, предоставленных мистером Кнауфом, я признаю, что мистер Кнауф предоставил некоторую информацию авторам книги и что он сделал это с моего ведома».

Газета Mail on Sunday пытается защититься от заявлений Меган в том, что они незаконно нарушили ее частную жизнь, опубликовав выдержки из письма ее отцу Томасу Марклу. Газета утверждает, что герцогиня сама снабжала журнал «People» и авторов «Обретения свободы» Омида Скоби и Каролин Дюран информацией, чтобы напечатать «благоприятные» версии ее истории жизни. Этот факт королевская пара отрицала.

В сентябре 2020 года адвокаты Меган настаивали в суде на том, что «ни [герцогиня], ни ее муж не сотрудничали с авторами, чтобы изложить «свою версию событий». А в ноябре того же года мисс Маркл лично одобрила заявление, в котором говорилось, что она «не знает, была ли и в какой степени команда [дворцовой] связи вовлечена в предоставление информации для книги». Но вчера Меган сказала суду: «Когда я одобрила [этот] отрывок, у меня не было возможности увидеть эти электронные письма, и я приношу извинения суду за то, что в то время я не помнила об этих обменах. У меня не было абсолютно никакого желания или намерения вводить в заблуждение ответчика или суд.»

Апелляционному суду был предоставлен пакет электронных писем и текстовых сообщений между Гарри с Меган и их дворцовыми советниками, охватывающий период с августа по декабрь 2018 года.

Мистер Скоби и мисс Дюран обращались во дворец и к друзьям пары, прося их помощи в написании биографии, и было несколько внутренних дискуссий — «взаимодействовать» с авторами или нет. В электронном письме Меган от 30 августа своему руководителю по связям с общественностью (в копии также стоял Принц Гарри) говорилось о мистере Скоби: «Я чувствую, что его нужно как можно скорее проинформировать».

Электронные письма показывают, что Джейсон Кнауф проинформировал пару, что дать добро на разговор авторов с ее друзьями было бы «не очень хорошей идеей», сообщив им 10 декабря: «Возможность честно сообщить, что мы не облегчили им доступ [к информации], будет важна». Тогда Кнауф предложил лично встретиться с авторами. Он написал принцу Гарри по электронной почте: «Доброе утро, сэр. Пожалуйста, ознакомьтесь с прилагаемыми темами, которые Омид и Кэролин хотят обсудить. Пожалуйста, не могли бы вы решить, хотите ли вы поделиться ими с герцогиней. Дайте мне знать, что вы думаете. Я увижусь с ними на этой неделе, чтобы помочь им с фактической точностью и контекстом».

Гарри в ответ написал: «Я думаю, что обязательно поделюсь этим с герцогиней и передам ваши пожелания. Она будет на 100 % поддерживать меня, и я полностью согласен с тем, что мы должны иметь возможность сказать, что мы не имеем к этому никакого отношения. В равной степени, если вы дадите им правильный контекст и предысторию, это поможет раскрыть некоторые истины. Необходимо правдиво рассказать, особенно о ситуации Меган и свадебной шумихи, но в то же время мы не можем все напрямую связывать с ее друзьями»

Также мистер Кнауф сообщил суду: «Я сказал: «Если вы [Меган] довольны, я увижусь с ними [авторы книги]  позже на этой неделе, чтобы изложить фактическую основу и предоставить более свежий контекст».

«Герцогиня ответила в тот вечер, сказав: «Большое вам спасибо за информацию ниже (имеется ввиду пересылка электронного письма от авторов книги — прим. мое) — потому что, когда вы будете обсуждать с ними книгу, может быть полезным располагать некоторыми фактами о прошлом, поэтому я включила их на всякий случай». В электронном письме герцогиня скопировала список вопросов и тематических областей и добавила пункты, которыми я мог поделиться с авторами во время моей встречи с ними». В своем двухстраничном электронном письме, которое было представлено суду, Меган написала: «Пожалуйста, дайте мне знать, если вы хотите, чтобы я заполнила какие-либо другие пробелы».

Копия электронного письма показывает, что она добавила замечания к пяти из 19 вопросов авторов. Они включали ее «отсутствие отношений» со сводными братьями и сестрами, которые, по ее словам, являли «минимальное взаимодействие», отчасти из-за 16-летней разницы в возрасте. На вопрос о ее отце в электронном письме герцогини говорилось: «Меган поддерживала своего отца, несмотря на его затворничество… Впрочем бесчисленные усилия поддержать его в течение последних двух лет не увенчались успехом — отношений сейчас нет».

Подробная записка, написанная герцогиней для встречи мистера Кнауфа с Омаром Скоби и Каролин Дюран, также включала ее версию событий о предполагаемом разногласии с Королевой во время примерки тиары для предстоящей свадьбы с Гарри, которое было «искажено средствами массовой информации».

Глава пресс-службы дворца Джейсон Кнауф сказал, что Меган предоставила ему «подробную информацию о том, как была выбрана тиара для ее свадьбы и что она была искажена средствами массовой информации». Это последовало за статьей в «Таймс» о «разногласиях» с королевой, которая, как сообщается, выбрала для нее бриллиантовую диадему, которую носила ее бабушка королева Мария в 1932 году. «Таймс» сообщила, что Меган выбрала изумрудную тиару (Владимирскую — прим. мое) и процитировала королевский источник, который сказал, что королева ответила принцу Гарри: «Она наденет ту тиару, которую я ей позволю».

Мистер Кнауф сказал, что герцогиня Сассекская хотела, чтобы он поделился подробностями этой истории с авторами книги «Обретение свободы». Под одним из заголовков, предложенных авторами – «Бульварные истории, которые нуждаются в исправлении/корректировке: тиара и т. Д.» – Меган написала о себе в третьем лице: «Меган поделилась совершенно особой историей о выборе тиары, которая представлена на выставке, проходящей в Виндзоре. «Королева, Гарри и Меган все присутствовали – она примерила пять диадем, и королева спросила ее, какую она предпочитает. Меган также спросила королеву, какую бы она предпочла.

  • Королева ответила, что все они ей подходят, и Меган выбрала бриллиантовое бандо, который, по мнению королевы, было идеальным.

«Стыдно видеть, как такой прекрасный сладкий момент искажается в средствах массовой информации. Не было никакого разговора о какой-либо другой тиаре в качестве предпочтения. Меган нравилась та тиара, что была на ней в день свадьбы и это остается очень особенным воспоминанием», так написано в книге.

Г-н Кнауф сказал суду: «В последующем обмене электронными письмами в тот же день герцог написал мне: «Кроме того, планируете ли вы дать им приблизительное представление о том, что она пережила за последние 2 года? Нападение средств массовой информации, кибер-травля в разных масштабах, кукловодство Томаса Маркла и т. Д. и т. Д. и т. Д. Даже если они решат не использовать это, они должны услышать правду от того, кто был в гуще событий. Так что, если ты не собираешься им рассказывать, можно я?!». «Я ответил: «Конечно, я никогда не останавливался!»

Бывший секретарь по коммуникациям, который сейчас работает на герцога и герцогиню Кембриджских, сказал: «Эта брифинг-встреча между мной и двумя авторами состоялась 12 декабря 2018 года и длилась почти два часа».

В своем свидетельском показании герцогиня сказала: «Насколько я помню, мистер Кнауф впервые обратил мое внимание на книгу примерно в начале лета 2018 года на встрече в Зале для аудиенций Кенсингтонского дворца. Он сказал мне, что авторы хотят встретиться со мной, что, как мы оба согласились, было бы неуместно.»

В своих письменных доказательствах в Апелляционном суде, опубликованных вчера, Меган отрицала и считала маловероятным, что Томас Маркл допустит утечку документа, но подготовилась к такой возможности. Она сказала: «Чтобы быть ясной, я не хотела, чтобы что-то из этого было опубликовано».

Она сказала, что отправила письмо, потому что хотела, чтобы «публичные нападки» прекратились, потому что они «оказывали давление» на ее мужа и королевскую семью. В своем заявлении она написала: «Старшие члены семьи и их советники выразили свою озабоченность по поводу публичных нападений и выразили желание прекратить их. Я была особенно чувствительна к этому, так как совсем недавно в этой семье и стремилась угодить им».

«Это правильно, что (как я сказала в своих сообщениях мистеру Кнауфу) ситуация оказывала значительное давление на моего мужа (как внешне, так и со стороны его семьи), и я твердо чувствовала, что мне нужно что-то с этим делать. Я чувствовала, что даже если моя попытка помешать отцу общаться с прессой провалится, по крайней мере, мой муж сможет сказать своей семье, что я сделала все возможное, чтобы остановить это».

В своем последнем свидетельском показании герцогиня Сассекская настаивает на том, что она не могла вспомнить электронные письма или найти их во время своих собственных поисков. В подписанном документе также утверждается, что электронные письма мистера Кнауфа действительно помогают в ее деле. Она написала: «У меня не было возможности просмотреть эти электронные письма, и я приношу извинения Суду за то, что в то время я не помнила об этих обменах. У меня не было абсолютно никакого желания или намерения вводить в заблуждение Ответчика или Суд. На самом деле, если бы я знала об этом во время подачи искового заявления, я была бы более чем счастлива сослаться на них, поскольку я чувствую, что они точно помогли бы мне»

Она добавила: “Я не только ссылаюсь на справочную информацию, которой поделился с мистером Кнауфом, как на ”напоминания», поскольку большая часть этой информации уже была ему предоставлена еще 2016 года, когда он попросил меня предоставить сведения, касающийся моей семьи, чтобы он мог взаимодействовать со средствами массовой информации, это также далеко от очень подробной личной информации, которую, как утверждает Ответчик, я хотела или разрешила опубликовать в открытом доступе». В своем письменном заявлении герцогиня также настаивала на том, что она не думала, что ее отец передаст от нее рукописное письмо, «потому что это не выставит его в хорошем свете».

Она сказала: «Хотя мы должны были признать, что в чрезвычайных обстоятельствах, в которых мы жили, возможно все, и поэтому необходимо снизить риски раскрытия содержания письма, я не думала, что мой отец продаст или сольет письмо, в первую очередь потому, что это не выставит его в хорошем свете. Я ничего не слышала о нем с недели, предшествовавшей нашей свадьбе, но казалось маловероятным, что он раскроет содержание, потому что в нем содержалась неприятная правда, и тем самым опровергнет ложь, которую СМИ приписывали ему. Главная цель письма состояла в том, чтобы побудить моего отца прекратить общаться с прессой. Чтобы быть ясным, я не хотел, чтобы что-либо из этого было опубликовано, и хотел убедиться, что риск того, что им манипулируют или вводят в заблуждение, будет сведен к минимуму, если им воспользуются».

Апелляционному суду настоятельно предлагается отменить решение судьи Уорби в упрощенном порядке и направить дело на полное судебное разбирательство, на котором герцогиня, как ожидается, будет подвергнута перекрестному допросу.

Юридическая команда Меган возражает против апелляции и утверждает, что судья Высокого суда пришел к правильным выводам на основании представленных ему доказательств. Юристы также возражают против представления новых доказательств Джейсона Кнауфа и говорят,  если суд примет его заявление, Меган также пожелает представить свои доказательства.

Рассмотрение дела закончилось сегодня, 11 ноября, а решение будет вынесено чуть позднее.

 

 

Добавить комментарий

Top