Истории домогательств- лицемерие Голливуда? Роуз МакГоуэн дает большое интервью, а режиссёр Роман Полански считает, что все дело в страхе.

Когда кажется, что волна интереса к харассменту угасает, обязательно кто-то «нечаянно» вспомнит о домогательствах в школе (университет, дома, на работе, в гостях..), ну или на крайний случай одна из жертв просто напомнит о себе.

На этой неделе свет увидели огромная статья в The Hollywood reporter (THR) о Роуз МакГоуэн и интервью опального в США режиссера Романа Полански.

Польской газете Newsweek Polska господин Полански заявил: «Все пытаются поддержать движение Me Too, в основном из страха»,- сказал он.

«Я думаю, что это полное лицемерие. Это словно общественный траур, который следует за смертью северокорейских лидеров: все так плачут, что «невозможно не смеяться».  Может показаться, что эти слова — реакция режиссера на его исключение из Академии кинематографических искусств и наук (Academy of Motion Picture Arts and Sciences).

Даже Саманта Геймер — «жертва» Романа Полански — высказалась по поводу лицемерного исключения режиссера: «…это безобразный, жестокий и просто показательный шаг, который … ничего не меняет в сексистской культуре Голливуда и  доказывает, что они (члены Академии — прим. автора) будут есть сами себя, чтобы выжить. Я говорю Роману: «Скатертью дорога! У Академии нет истинной чести, это всего лишь PR».

 

Похоже, Саманта вслух сказала вполне очевидные и правдивые вещи, которые так не любят в Голливуде и американском обществе. Но если к интервью режиссера отнеслись, как к словам обидчивого, но виновного человека, получившего по заслугам, то что же делать с высказыванием мисс Геймер? Для сохранения собственной репутации люди готовы отречься от своих знакомых, друзей и коллег, оборвав все связи и начав подливать масла в огонь своими словами. А тех, кто в такой ситуации молчит, клеймят еще больше — ведь они молча поддерживают, хотя могли бы (а должны ли?) высказаться. Такое было в Советском Cоюзе во время сталинских репрессий, когда под пытками и угрозами люди сами писали доносы или подписывались в сфабрикованных обвинительных документах. Но это было тогда, а что сейчас заставляет людей поступать так же?

В октябре 2017 года разгорелся сексуальный скандал: Харви Вайнштейна обвинили в сексуальных домогательствах. На основании разоблачительной газетной статьи прокуратура Нью-Йорка начала проверку, по результатом которой будут выдвинуты или не выдвинуты обвинения в сексуальном насилии. Официально на продюсера пока распространяется «презумция невиновности», а вот неофициально — он уже осужден обществом.

В газете New York Times вышла разгромная статья, для которой статьи журналист и сын Вуди Аллена Ронан Фэрроу лично разговарил с 300 людьми.

Начал он свое расследование в январе 2017 года. Тогда немного подзабытая звезда «Зачарованных» и несостоявшаяся жена Мерлина Мэнсона, Роуз МакГоуэн, рассказала о домогательствах, при этом на самом первом интервью она не называла имя этого ужасного человека. Имя прозвучало позже, а после выхода статьи актрисы первой величины (Сальма Хайек, Анджелина Джоли, Гвинет Пэлтроу, Ума Турман) и не столь яркие (Лена Хиди, Хизер Грэм, Азия Ардженто), а также модели и сценаристки — в общем количестве 40 человек — стали рассказывать всю правду.

 

Только вот у каждой правда оказалась своя, да и пути борьбы за существование этой правды оказались свои. Наверное вербальные домогательства можно пока отнести в конец списка «смертных грехов» мистера Вайнштейна, а вот изнасилование и принуждение к сексу точно не должны сойти с рук. Актриса Азия Ардженто и еще одна анонимная жертва, выдвинувшие официальные обвинения, рассказывали о пережитом очень скупо и с чувством вины. Но поистине реальный интерес вызывает четвертая женщина — Роуз МакГоуэн.

Почему же ее персона привлекает такое внимание? За последние полгода актриса появлялась в СМИ гораздо чаще, чем за предыдущие 10 лет, журналистов интересовали подробности.  А все из-за ее очень активной кампании против сексуальных домогательств.

Поначалу ее столь воодушевляющее движение по «распятию Харви на кресте Правды» выглядело очень достойно: девушка не без удовольствия делилась историями о произошедшем, призывая всех пострадавших объединиться.

Время шло, Роуз мелькала то тут, то там, интерес начал угасать, и тогда она начала постепенно вовлекать в конфликт всех причастных, по ее мнению, актеров, актрис, режиссеров и продюсеров. Такая активная деятельность принесла свои плоды — 1 января 2018 года было создано движение в поддержку жертв харрасмента Time’s Up.

Да вот беда, девушку все равно не позвали на «Золотой Глобус», хотя все дамы надели черное в поддержку вновь созданного движения, и на «Оскар» Это разозлило Роуз не на шутку. Она открыто обвинила звезд первой величины (Мерил Стрип, Метта Деймона, Бена Аффлека, Опру Уинфри) в лицемерии и в молчаливой поддержке действий Харви: «…и ни один из этих причудливых людей, носящих черное в знак почтения наших изнасилований (!!!), не поднял бы палец. … У меня нет времени на голливудские фальшивки.»

А потом 30 января 2018 года свет увидела книга «Brave», в которой мисс МакГоуэн поведала миру о своей трагедии. Средний рейтинг произведения на сайте GoodReaders -3.87 на основании отзывов почти 2500 тысяч человек, на Amazon оценка составляет 4.3 согласно рецензиям 174 человек, 40 из которых присвоили книге всего 1 звезду (максимум можно поставить 5). А теперь, 2 месяца спустя Роуз принимает участие в создании документального сериала для канала Е!.

У актрисы почти миллион подписчиков в Twitter, которым она рассказывает свою собственную историю, а в Инстаграме (там у нее 546 тысяч последователей) МакГоуэн снабжает свои посты хэштегами #RoseArmy (Армия Розы). THR назвал актрису голосом #MeToo, сама же девушка именует себя терапевтом: «Большую часть времени я первый человек, которому они [жертвы сексуального насилия] рассказывают … и трудно быть вместилищем всего этого. Но я всегда слушаю, чтобы почтить их путешествие и их боль». Свое собственное предполагаемое нападение она называет «травматичным» и «выбившим ее из колеи».

Как уже было сказано, помимо Роуз были и другие актрисы, да вот только их откровения вы вряд ли найдете. МакГоуэн выбрала себя рупором и говорит от имени всех пострадавших? Или все произошедшее не было таким болезненным и девушка использует ситуацию как средство для привлечения внимания?

 

На вопрос журналиста, думает ли она, что когда-нибудь сможет противостоять Вайнштейну? Роуз дала очень пространный и запутанный ответ, сначала отметив «Харви украл наши карьеры, украл наши жизни, украл нашу репутацию» (да, именно в таком порядке: сначала карьера, а потом жизнь и репутация). Далее актриса назвала себя практически «избранной»:  «…вы просто предназначены для странностей с рождения…»  Это отсылка к ее трудному детству в секте Nxivm. Отец Роуз, Даниэль, был лидером итальянского отделения группы.. «Я наблюдала за ним, он озарял людей своим светом и свою энергией и просто брал их в путешествие … Я знаю, что я тоже могу это сделать, и я знаю, откуда я это получаю, но у меня нет той Мужской Ахиллесовой пяты, которой нужно поклоняться». Но отец МакГоуэн был мудрым человек, они с семьей покинул секту после начала пропаганды секса с несовершеннолетними и перебрался в США.

Путь Роуз к осознанию своей «избранности» был тернист. В новой стране девушка не смогла адаптироваться, в школе она поробовала ЛСД, а в 13 лет уже оказалась в рехабе. Она сбежала оттуда, проживя на улице почти год (и это-то в 14 лет!), прежде чем вернуться жить к своему отцу, которого THR назвал «очень строгим», ведь он «заставил девочку устроиться на работу, чтобы платить свою долю квартплаты». Кстати, эта самая работа и привела Роуз в мир шоу-бизнеса: на девушку посыпались пусть и небольшие, но все же роли.

А в 15 лет по совету «злой женщины-агента» ,МакГоуэн вышла из под опеки родителей, так стала зарабатывать достаточно большие деньги. Кстати, та самая «злая женщина», это Джилл Мессик. В феврале этого года она покончила жизнь самоубийством. Семья погибшей выпустила заявление «Видеть свое имя в заголовках снова и снова, как часть попытки одного человека привлечь больше внимания к ее личному делу, наряду с отчаянной попыткой Харви оправдать себя, было разрушительным для нее. Это сломало Джилл, она только начала восстанавливать свою жизнь».

Роуз считает своего агента частью машины соучастия Харви. А все из-за того, что во время фестиваля Sundance показывали фильм с участием Макгоуэн. В одной из сцен девушка появлялась топлесс. Так вот после этого эпизода менеджер Джилл Мессик повернулась и кивнул продюсеру, находящемуся в зале в то время. А через год агент стала работать в Miramax, компании Вайнштейна.

На самоубийство человека, с которым была знакома более 25 лет, Роуз отреагировала следующим образом: «Нам нужно посмотреть на реального человека, который стоит за этим. У этого человека кровь на руках, и мы все снова знаем, о ком я говорю» (имени актриса не назвала, делайте сами ваши предположения).

Возникает очень интересный и закономерный вопрос, а почему же МакГоуэн так долго молчала, к ней обращались репортеры. Ответ лаконичен: «Общество не было готово.» Макгоуэн говорит, что это не было сиюминутным решением выйти из тени. На самом деле, по ее словам, она строила план годами, даже используя свою карьеру (!!!). Но на самом деле, актриса была связана соглашением об урегулировании. И по прошествии многих лет с момента подписания Договора и получения 100 тысяч $, Роуз обнаруживает, что там отсутствует Положение о конфиденциальности, то есть она может говорить.

На тот момент очень уже многие телеканалы и печатные издания отказались печатать историю, сославшись на ее «неформатность». Только New York Times заинтересовался Макгоуэн, да и то только после выхода «той самой» статьи.  Хотя актриса продолжает упорно настаивать, что это именно с нее и началось падение Харви: «Я первая, кто говорил [о Вайнштейне] … Я говорила давно, косвенно намекая. Но я позволяю документам [делать работу]. Я хотела, чтобы другие люди имели возможность говорить, потому что я знала, что у меня выходит книга. Я знала, что отвергну голоса других женщин, и не хотела, чтобы это случилось.» THR МакГоуэн сообщила, что 125 страниц ее книги были украдены до ее выпуска и что она подружилась с бывшими израильскими шпионами, работающими на компанию, которая пыталась собрать информацию о ее планах поведать историю о домогательствах.

Один забавный факт. В 2011 году Роуз работала с режиссером Виктором Рональдом Сальвой. Он снял ее в фильме «Роузвуд Лэйн». А потом выяснилось, что он был осужден за педофилию. Когда у актрисы спросили, знала ли она, когда принимала участие. «Мне никто не говорил», — был ответ. «Я не знала, я должна была спросить у Google прежде, чем я работать с людьми…(или) посмотреть на реестр сексуальных преступников, прежде чем работать с режиссером? Так что да, я беру на себя ответственность, я случайно работала с растлителем детей».

Так кто же вы, мисс МакГоуэн? Теперь она больше не актриса, Роуз видит себя художником и выжившим, который впервые нашел себя через свой гнев: «Если вы идете в лес сразу после пожара, через несколько дней под пеплом растет зеленая трава», — говорит она. «Именно этим я сейчас и занимаюсь. Я как растущая трава»

Получается, МакГоуэн видит себя рупором. Но честно говоря, за прошедшие полгода не понятно, что она смогла изменить в американском обществе? В том, что более 40 мужчин — актеров, режиссеров, сценаристов — были уволены со своих постов, нет заслуги Роуз. Было создано движение Time’s up, вот только имя Роуз там не значится. Ее не особенно рады видеть на крупных голливудских мероприятиях — потому ли, что знают на что способна эта девушка или неприятно смотреть на жертву Харви?

И все-таки, возвращаясь к теме лицемерия… Сейчас в обществе, стремящемся к равноправию рас, полов, вероисповеданий, ориентаций, очень сложно сказать или сделать что-то, не ущемив прав. Одно неправильное слово или поступок — и вы будете казнены обществом и СМИ в одночасье, лишившись всего. Поэтому дабы сохранить имеющееся, люди стремяться быть хорошими для всех. Надеть значок, прогуляться с ним, поставить хэштег в Инстаграм, а потом принудить женщину к сексу? Или получить роль через «диванный» кастинг, а потом громче всех кричать о притеснениях?  Или знать обо всем и молчать, а потом присоединиться к беснующейся толпе? Или иметь связь (возможно, по принуждению), потом взять деньги и все равно называть себя жертвой? Или играя на болезненной теме, пытаться привлечь к себе внимание?

 

 

 

Добавить комментарий

Top